Село Сарыево и его обитатели или о том, как душа возвращается в храм

Бывают равнодушные люди – они спокойно проходят мимо поруганной святыни (в данном случае я имею в виду разрушенные православные храмы) даже не задумываясь о том, что они, эти храмы, были важнейшей составляющей жизни их предков. Эти люди зачастую равнодушны и к своим семейным, родовым корням, которыми, как правило, мало интересуются. Бывают люди и вовсе бездушные, способные надругаться над святыней: ограбить, осквернить, разрушить. Но бывают люди неравнодушные: они идут и выгребают мусор, скопившийся внутри и вокруг святынь от жизнедеятельности равнодушных и бездушных, так называемый культурный слой, они восстанавливают эти святыни и, уверяю вас, испытывают при этом тяжелом физическом труде такую несказанную радость, которая и не снилась ни первым, ни вторым. Таких примеров множество, но я расскажу лишь о неравнодушных людях, восстанавливающих храм во имя Чуда Архистратига Михаила в селе Сарыево Вязниковского уезда (района) Владимирской губернии (области).
Но начну с другого храма, развалины которого стоят недалеко от Суздлаля, в селе Улово, близ речки Уловки. Здесь оговорюсь, что, как в первом, так и во втором храме, служили мои предки по отцу: священники в селе Улово, священники и дьяконы в селе Сарыево. Этим, во многом, и объясняется мое пристрастное отношение к двум этим святыням и пристальное к ним внимание. Об Уловском храме, стоящем и по сей день в «мерзости запустения» написал незадолго до своей смерти известный поэт-песенник Леонид Дербенев. Стихотворение называется «Храм»: Есть влево путь и вправо, - Простой и непростой. - Пуста душа без храма, - А храм стоит пустой. - Не слышно слов молитвы, - Свеча не зажжена, - И словно динамитом - Проломана стена. - Непросто храм разрушить, - В бреду безумных дней - Здесь вынимали душу - У Родины моей.


Это, на мой взгляд, не просто стихотворение, а крик, плач души о поруганной судьбе не только храма, но и предков, в этот храм ходивших, выросших возле этого храма, куда их принесли сразу же после рождения крестить, стоявших в нем в «подвенечном уборе» и, наконец, лежавших в гробу под пение «Со святыми упокой». Вся жизнь людей была связана с храмами, сначала деревянными, а потом, когда жизнь становилась богаче, каменными, зачастую строившимися «тщанием прихожан». Какое прекрасное старинное слово «тщание», означающее старание, усердие, усилие, заботливость, соревнование (см. у Даля).
Именно «тщанием прихожан» были построены трехпрестольная Ильинская церковь в селе Улово (основной престол – во имя пророка Божия Илии, в теплой трапезной – во имя Покрова Божией Матери и Архангела Божия Михаила) и трехпрестольная Михаилоархангельская церковь в селе Сарыево (основной престол – во имя Чуда Архистратига Михаила, в теплой трапезной – во имя Смоленской иконы Божией Матери и святителя и чудотворца Николая). Замечательно, что в обеих церквях есть Михаилоархангельские престолы. Когда читаешь о том, что храм строился «тщанием прихожан», представляешь, как собирались они на сход у церковного старосты, как решали, какую церковь им надобно строить: большую или маленькую, с теплой трапезной или холодную, летнюю, с отдельно стоящей теплой церковью, какого архитектора пригласить из города, каких строителей и мастеров, а, быть может, решали строить сами, поскольку в селах было много и своих умельцев. А когда тело храма было выстроено, как хотелось им украсить его изнутри, сделать красивый иконостас (говорят, что красивейший иконостас Сарыевской церкви был перевезен после ее закрытия в г.Иваново и сейчас находится в Ивановском Соборе – вот узнать бы, так ли это на самом деле). А потом – первая Литургия, первая Пасха, первое Рождество, первый Престольный праздник: в Улово – на Пророка Божиего Илию 20 июля (по ст. ст.), в Сарыево – на празднование Чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хонех (Колоссах) 6 сентября (ст.ст.). И там, и там престол праздновали в теплое время года, когда «преизобилуют плоды земные» и нарядные люди заполняют храм и толпятся на паперти. Женщины в льняных сарафанах, собственноручно украшенных вышивкой (до сих пор суздальская и вязниковская земля славится своими вышивальщицами), мужчины тоже принаряжались во все если не новое, то уж чистое и, наверняка, льняное, домотканое. Лен выращивали и в Суздальском, и в Вязниковском уездах, и везде было налажено производство льняных тканей. Кстати, сейчас, модная льняная одежда стоит баснословных денег в европейских бутиках, а в магазинах Суздаля и Вязников преобладает одежда турецкого и китайского производства.
Отстояв обедню, люди шли крестным ходом с хоругвями и иконами и церковными песнопениями вокруг храма и по селу, а маленькие дети бежали рядом и своими глазенками впитывали красоту церковного праздника, красоту окружающей природы (оба села находятся в красивейших местах, где и лес есть, и речка, и поле), теплого летнего или ранне- осеннего дня. Так, в том числе и благодаря этим церковным праздникам, с раннего детства закладывался в душах людей, говоря современным языком, иммунитет к неизбежным в жизни тяготам, искушениям, соблазнам. Читая Ивана Шмелева, понимаешь, как впитывала детская душа именно моменты таких вот праздников и это оставалось с человеком до конца его дней. А что впитывают души современных детей, с младенчества пребывающих у телевизора, и какие воспоминания будут согревать их души в тяжелые моменты жизни?
Много святынь было разрушено «в бреду безумных дней» людьми, ослепленными, зомбированными идеологией, в основе своей имеющей разрушение «старого мира». «Мы свой, мы новый мир построим» пели и кричали эти безумные люди (а, может, и мы в их числе?). И что же построили? Что оставим нашим потомкам? И люди стали поворачиваться назад, к своим корням, к своим предкам, чтобы восстановить память о них, утраченную за время построения «светлого будущего», когда даже упоминание о том, что твои предки – священники, грозило большими неприятностями на работе и в школе. Моя мама, дочка репрессированного священника, рассказывала, что в школе (она училась в 30-е годы) ее даже за парту не сажали, а только за подоконник. Но вернемся к важному вопросу: что же мы оставим нашим потомкам, чем они будут любоваться? Торгово-развлекательными центрами? Гигантскими железобетонными башнями? Дисней-лендами? Вряд ли эти памятники 21-го века согреют их души. Мне думается, что самая наглядная память о наших благочестивых предках – это и есть храмы и монастыри – то, из чего и произошла русская культура: письменность, литература, музыка, живопись.
В одной из книг о. Андрея Кураева описывается реакция его отца, в то время Вице-президента Академии Наук, на известие о том, что сын, студент философского факультета МГУ, покрестился и ходит в церковь без его ведома. Было это в начале 80-х годов. В то время хождение в церковь, мягко говоря, не поощрялось и могло неблагоприятно сказаться как на учебе в МГУ сына, так и на карьере отца. Последний, как и многие в то время, был далеким от веры человеком. Сначала он сильно переживал и даже не разговаривал с Андреем, но, по прошествии нескольких дней, сказал ему замечательные (с позиции неверующего родителя по отношению к верующему в Бога ребенку) слова: «Теперь в твоих руках – ключи от всей европейской культуры».
И, действительно, вся богатая европейская культура является по природе своей христианской. И, путешествуя, люди любуются, прежде всего, старинными храмами, а в музеях – картинами на религиозные темы. Мадонны Рафаэля, Леонардо, картины на библейские сюжеты Рембрандта, музыка Баха и многое, многое другое – все проистекает из христианства. Итак, приобщаясь к религии, мы приобщаемся и к величайшим достижениям культуры. Люди, которые думают, что можно прожить как без первого, так и без второго, жестоко заблуждаются. А результатом этих заблуждений становятся больные души как взрослых, так и детей, ведь, как сказал один мудрец, душа по природе своей - христианка и поэтому требует соответствующей пищи. А недостаток такой пищи для души чреват серьезными нарушениями психики. В наше время налицо обилие детей-невротиков, подростков с неустойчивой психикой, легко попадающих в любую зависимость – наркотическую, алкогольную, компьютерно-игровую и т.п. Такого обилия тоталитарных сект и такого множества людей, попавших в их сети, наша страна не знала никогда. Страшноватое зрелище представляют собой подобного рода собрания. Это все я говорю к тому, что в настоящее время есть возможность оздоровить, очистить душу как отдельного человека, так и нашей многострадальной Родины в целом. Слава Богу, сохранилось еще много храмов, которые, восстановленные нашим «тщанием», снова станут прибежищем и исцелением для любой страждущей души. Уже сам процесс восстановления храмов и чудесного их преображения неизбежно сопровождается одновременным преображением душ людей их восстанавливающих. Труд во имя Бога, во имя общественной пользы, воистину облагораживает человека. И подтверждение этому – уже более чем трехлетняя история восстановления храма Чуда Архистратига Михаила в селе Сарыево, находящегося в трехстах километрах от Москвы.
Впервые я узнала о существовании села Сарыево примерно в то же время, когда там начали восстанавливать храм. Случайное ли это совпадение? Не думаю. Просто Бог ведет по жизни каждого человека, и если не сопротивляться Его воле, то вся жизнь будет полна такими вот счастливыми «случайностями» для неверующих и закономерностями для верующих людей. Итак, около 3-х лет назад, мне вдруг очень захотелось узнать, кто были мои предки, жившие на Владимирской земле (мой отец родился в Суздале). Я поехала во Владимир, сошла с автобуса и спросила, где находится Владимирская епархия. Надо сказать, что на тот момент я знала кроме фамилии отца только фамилию и имя (но не отчество) моего прадеда-священника, Александра Сваинского и только девичью фамилию (и без имени и отчества) его жены - дочки священника Державина. Минут через 10 я уже разговаривала с милой девушкой, которая мне любезно показала книгу, содержащую списки всех священников, служивших во Владимирской губернии в 19 веке. Сразу же нашлись мои предки, но в гораздо большем количестве. Затем, с помощью все той же милой девушки, я попала в областной архив, находящийся в десяти минутах ходьбы от епархии, а, по прошествии недолгого времени, я уже знала и о селе Сарыево, откуда родом мой пра-прадед – священник Василий Петрович Державин, и о селе Улово, откуда родом мой прадед – протоиерей Александр Иоакимович Сваинский. Но попала в эти места я не сразу: в Улово – в ноябре 2010 года, а в Сарыево – в декабре 2011 года, на празднование Святителя и чудотворца Николая, когда в только что отремонтированном приделе Смоленской иконы Божией Матери (левый Никольский придел еще ждет своего восстановления) теплой трапезной храма сарыевский священник Георгий Николаевич Агафонов отслужил первую со времени закрытия храма в 30-е гг. прошлого века литургию. Как я узнала о предстоящей литургии, живя за 300 км. от храма? Неверующий человек скажет случайно, а верующий увидит в этом волю Божию в чистом ее виде.
Примерно за месяц до первой Литургии (пишу с заглавной буквы, так как это – историческое событие) мне вдруг очень захотелось посмотреть в Интернете, что же происходит в Сарыево, поскольку, наверное, около полугода я не «ходила» в Интернет по этому поводу. Сразу же увидела до этого не встречавшийся мне сайт Михаилоархангельского храма (его создал и подарил батюшке летом 2011г. кто-то из доброхотов Интернета). Привлек внимание берущий за душу призыв отца Георгия помочь в восстановлении этого храма. Тут же отозвалась и недели через две, работая во Владимирском архиве, я встретилась с о. Георгием и матушкой Ниной и как раз узнала о предстоящей ровно через неделю первой Литургии. Недолго думая, сдала обратный билет и через несколько дней автобусом приехала в Вязники и оттуда, автобусом же, в Сарыево. Пишу об этом подробно на случай, если кто-то захочет посетить эти благословенные края. В наше время доехать туда из Москвы можно за пол дня: автобус из Вязников отходит в 12 час. 30 мин., и через 20 минут вы уже стоите около Михаилоархангельского храма.
Как любила повторять моя мама, «глаза боятся – руки делают», к этому я бы добавила: а ноги двигаются в нужном направлении. И вот, подвигав немного ногами, я оказалась ровно в час пополудни 18 декабря 2011 года в теплой трапезной церкви Чуда Архистратига Михаила, и увидела чудо, сотворенное тщанием прихожан уже 21-го века под руководством их горячо любимого батюшки о. Георгия и, конечно же, с помощью Божией. Снаружи все еще - «мерзость запустения», а внутри, пока еще, правда, только в теплой трапезной, все сияло ослепительной белизной: и многочисленные арочные своды, и стены, и алтарь правого придела. Безупречно выложенный (как я позднее узнала, ребятами из местного реабилитационного центра для страдающих наркотической и алкогольной зависимостью) светло-серый плиточный пол сверкал чистотой. Немного пахло краской (свидетельство того, что ремонт торопились закончить ко Всенощной). В храме было немного народа: батюшка, несколько местных прихожан и несколько ребят из упомянутого центра, приехавших сюда в том числе из довольно отдаленных мест нашей матушки-России. Приехали они сюда, чтобы, восстанавливая храм, из которого была в свое время так жестоко вынута душа, исцелять и свои души.
О.Георгий, прекрасный организатор работ и добытчик, он и служит молебны, и хлопочет о материальном, а если надо, то снимает рясу и работает каменщиком. Матушка Нина тоже трудится над украшением храма и помогает во время службы: она и читает, и поет на клиросе, словом, помогает и за дьякона, и за дьячка, и за пономаря (раньше, в 18-19 вв., в этой большой церкви было положено по штату два священника, дьякон, два дьячка и два пономаря!). А как трудится раба Божия Людмила, приехавшая три года назад из Москвы ухаживать за умирающей матерью и оставшаяся в Сарыево, и теперь, можно сказать, живущая в храме и храмом, благо дом ее предков стоит в двух минутах ходьбы от него! О Людмиле нужно сказать особо. Эта немолодая уже женщина, больная гипертонией и не только, своими руками зашпаклевала и побелила все своды, стены и колонны в трапезной, где, без малого, 100 кв. м. площади! Это ли не чудо? Я спросила, как это она смогла работать высоко под потолком, стоя на лесах с закинутой головой (ведь гипертония!), шпаклевать, а потом шкурить (ведь шпаклевочная пыль залепляет глаза!), а она просто ответила: молилась Богу и просила у него сил, а глаза промывала святой водой – вот и получилось. Во время водосвятного молебна батюшка как брызнет в глаза святой водой так, говорит Людмила, глаза и очищаются. А как пахнуло на нее благоуханием (одна секунда!), когда она, стоя высоко на лесах, просила у Бога помощи (неверующие скажут: обонятельная галлюцинация, а верующие, если и не испытывали сами, хорошо знают, что это такое). Прошу прощения у других помощников о.Георгия: у Николая, Серафимы, у женщин и мужчин Сарыева и Мстеры, о которых я не рассказала и которых не перечислила по именам – слишком мало, всего лишь сутки, я находилась среди них. Вот в следующий раз приеду, тогда лучше познакомлюсь со всеми.
А ребята из реабилитационного центра, работавшие почти круглосуточно с перерывом только на сон и еду, какие счастливые стояли они на первой Всенощной и первой Литургии, как писали они записочки о здравии своих родителей и знакомых и, наверняка, тех сарыевских прихожан, с которыми работали бок о бок! А как сияли глаза у всех во время службы и причащения, как торжественно выстроились на причастие сарыевские дети, сложив ручки на груди! А проповедь батюшки о том, что жизнь на земле будет длиться, пока в храмах служится Литургия, и его рассказ о Николае угоднике и чудесах, творимых им и в наши дни. Честно говоря, я, наверное, никогда не чувствовала себя так на литургии, как в тот день, и не надо было просить Господа и Богородицу: «Даждь ми слезы умиления!» - слезы сами текли в три ручья, слезы очищения и умиления, и думаю, что не у меня одной… Воистину, как говорят мудрые люди, самое большое чудо – это человек, пришедший к Богу!
Много можно было бы рассказать о селе Сарыево и его обитателях, и я, наверное, сделаю это в недалеком будущем (если Бог даст), но сейчас написала все это я для того, чтобы сказать своим многочисленным родственникам и просто неравнодушным людям: помогайте, пока есть у вас время и вы еще находитесь по эту сторону границы с бесконечностью, восстанавливать хотя бы один храм и, тем самым, возвращать душу вашей Родине, а заодно и себе самим, а также детям и внукам вашим. Проверьте на себе евангельскую истину: «Да не оскудеет рука дающего» и увидите: чем больше отдадите, тем больше получите, и если не бумажными купюрами, то сиянием глаз своих и глаз ваших близких, если вам удастся привлечь их к этому прекрасному делу. А это сияние глаз и душ (поскольку глаза, как известно, есть зеркало души) – бесценное сокровище.
Сейчас нужно закончить восстановление второго придела в теплой трапезной, а весной предстоит соорудить новую крышу из оцинкованного железа над основным (холодным) храмом. Затем можно будет начать восстановление храма изнутри. Расчетный счет для пожертвований можно увидеть на сайте: «Храм села Сарыево».

Всех - с наступающим Рождеством Христовым!

(с) Елена Филиппова, г.Москва. 2011