Награда жертвователя

Будут ли награждены те,
кто жертвуют что-либо на устроение святых храмов?*


Некоторые из христиан много жертвуют на устройство или украшение храмов Божиих, но при этом сомневаются - будет ли им за это награда от Бога или нет, и думают, не лучше ли бы было деньги, употребленные на храм, раздать нищим, и примет ли Бог их жертву? Что сказать таковым? Скажем, что сие подобает творити, и онех не оставляти (Мф. 23, 23); то есть хорошо помогать и нищим, но так же хорошо жертвовать и на украшение храмов Божиих. И как несомненно то, что первое не будет забыто Богом, так равно и за последнее наградит Он. Скажут: чем это можно доказать? Отвечаем: во-первых, тем, что Церковь Божия каждый день молится о плодоносящих и добродеющих во святом храме Божием, и каждый день вопиет: "Освяти любящих благолепие дому Твоего...", - а молитва Церкви всегда сильна пред Богом; а во-вторых, в житиях святых находим указание на то, что Господь и Царица Небесная устроителям и украсителям храмов Божиих являли со Своей стороны особенную любовь и милосердие. Одно из таковых указанных для вашего назидания, братия, мы и намерены привести в настоящем слове.
Преподобный Еразм, инок Печерский, был до иночества человек богатый. Когда же сделался монахом, он пришел к мысли, что иноку не должно иметь богатство, и по любви к благолепию дома Божия решил употребить его на украшение церковное и многие иконы в церкви Печерской оковал золотом и серебром. Он сначала проводил благочестивую жизнь, но потом пал после следующего искушения. Когда он истратил все свое имущество на украшение церкви, то знакомые стали презирать его как бедняка, а диавол явился с кознями. Он стал влагать Еразму мысли, что он напрасно растратил на храм имение свое, что награды ему за это от Бога никакой не будет, и что он лучше бы сделал, если б сам раздал имение свое нищим.
Еразм принял к сердцу внушение диавольское и, приняв, впал в отчаяние и стал проводить жизнь во всяком небрежении и лености. Но вскоре Бог вразумил его. Еразм впал в жестокую болезнь: лишился языка и зрения и семь дней оставался в бессознательном состоянии. На восьмой день собрались к нему иноки и, видя его страдальческое положение, говорили: "Горе, горе душе его! Поелику он жил в лености и грехах, то вот за это и мучится!" Когда они говорили так, вдруг Еразм, к общему изумлению, встал с постели совершенно здоровым и потом, присев, сказал: "Подлинно, отцы и братия, я таков, каким вы меня считаете, и жил без покаяния; но вот что со мной случилось: сегодня явились мне преподобные Антоний и Феодосий и сказали: "Мы за тебя молились Господу, и по нашим молитвам Он дает тебе время на покаяние". Потом я увидел Пресвятую Богородицу с Богомладенцем на руках и множество святых с ней. И Владычица сказала мне: "Еразм, поскольку ты украсил церковь Мою иконами, то и я украшу тебя и возвеличу славой в Царстве Сына Моего. Нищих всегда имеете с собой; церкви же Моей не имели. Итак, восстав, покайся и прими великий ангельский образ, в третий же день Я возьму тебя чистым к Себе". Сказав это, Еразм начал открыто пред братией исповедовать свои грехи и затем пошел в церковь и здесь был пострижен в схиму. На третий день после этого он скончался.
Итак, любящие благолепие дома Божия, не беспокойтесь, ваши жертвы, которые вы делали на храмы святые, не пропадут. Господь видит их, и они, как вы могли убедиться из сейчас приведенного примера, приятны Ему, и, несомненно, за них и вам Он явит Свое милосердие, как явил чрез Свою Пречистую Матерь святому Еразму. Да и может ли быть иначе? Вы украшали храм Божий для Бога, а за Богом может ли что пропасть? И может ли Он у кого остаться в долгу? Очевидно, нет; ибо Тот, у Которого в руках богатство и слава всего мира не может остаться в долгу у кого-либо из нас и, несомненно, поэтому и освятит, и прославит, то есть вознаградит, и тех, которые по любви к Нему любят и благолепие дома Его и по той же любви плодоносят и добродеют в нем. Заметьте еще и то, как вознаградит: вот что говорится в заключении жития Еразмова: "Украшение церкви Богу угодно есть и в лике святых вчиняет". Слышите ли? Богу угодно есть и в лике святых вчиняет! После того нужно ли еще убеждать вас в благотворности для вас же ваших жертв на храм? Думаем, что нет, и что приведенные святоотеческие слова сами собой сильны убедить вас. Ввиду этого и кончаем слово лишь пожеланием, чтобы вы и на будущее время, ради собственной же вашей пользы, щедрой рукой благотворили дому Божию, с надеждой сторицей получить за свои благотворения от щедрой руки Господней воздаяние в жизни будущей! И как бы хорошо было, если б вы и в самом деле так поступали. Какое поистине обширное и прекрасное поле для благотворения! Сколько, например, есть мест, крайне безотлагательно нуждающихся в храмах Божиих и по недостатку средств не имеющих их! Сколько храмов есть вовсе разрушающихся! Сколько храмов, которые трудно отличить от простой крестьянской избы! Сколько, наконец, храмов, стыдно сказать, н поистине имеющих нищенские утварь и облачения! И всего прискорбнее, что чаще всего такие храмы стоят там, где по множеству раскольников или язычников, им бы нужно быть особенно благоустренными и благоукрашенными, чтобы привлечь чрез красоту в них, а черз них и ко Христу и не сущих от двора этого, и неверующих сделать верными. О братия, возлюбите благолепие хотя только одних убогих храмов Божиих и помогите им! За эту жертву и вас Господь освятит, воспрославит Божественной Своей силой и подобно Еразму украсит и возвеличит во Царствии Своем. Аминь.
*из «ПоученияпожитиямпреподобныхКиево-печерских».-К.: Типогоафия Киево-Печерской Лавры, 2010.
¬¬¬¬¬¬¬______________________________

Житие и страдание святого Апостола Фомы**


Царь индийский Гундафор, желая выстроить себе дворец как можно искуснее, послал купца своего Авана в Палестину, чтобы он поискал там такого искусного строителя, который был бы опытен в постройках и мог бы построить такие же палаты, какие были у Римских императоров. С сим самым Аваном Господь и повелел Фоме идти в индийские страны. Когда Аван искал искусных архитекторов в Панеаде, Фома встретился с ним и выдал себя за человека опытного в строительном искусстве. Аван, наняв его, вошел с ним в корабль, и они отправились в путь, пользуясь благоприятным ветром.
Прибывши к Индийскому царю Гундафору, они предстали пред ним, и Аван сказал:
– Вот, государь, я привез к тебе из Палестины искусного строителя, чтобы он мог устроить палаты, какие угодно твоему величеству.
Царь обрадовался, показал Фоме то место, где он хотел строить палаты, и, определив размеры их, дал ему большое количество золота для постройки, а сам отправился в другую страну.
Фома, получив золото, стал раздавать его нуждающимся – нищим и убогим, сам же, подвизаясь в проповедании Евангелия, обратил многих к вере во Христа и крестил их.
По прошествии двух лет, царь послал к Апостолу узнать: скоро ли окончится постройка палат? Апостол ответил посланным, что остается только положить крышу. Царь обрадовался, ибо полагал, что Фома действительно строит ему на земле дворец, и послал ему еще много золота, повелевая поскорее соорудить для палат великолепную крышу. Фома, получив еще золото, возвел очи и руки к небу, говоря:
– Благодарю Тебя, Господи Человеколюбче, что Ты различными способами устрояешь спасение людей!
И снова он раздал присланное царем золото тем, кто просил у него помощи, а сам продолжал усердно проповедовать Слово Божие. По прошествии некоторого времени, царь узнал, что Фома даже еще и не начинал приводить в исполнение его повеление, что все золото роздано убогим, а строитель и не думает о постройке, но, проходя по городам и селениям, проповедует какого-то нового Бога и совершает дивные чудеса. Царь пришел в сильный гнев и послал слуг своих схватить Апостола. Когда святого Фому привели к царю, тот спросил его:
– Выстроил ли ты палаты?
Фома отвечал:
– Построил, и притом великолепные и прекрасные.
Тогда царь сказал:
– Пойдем же и посмотрим твой дворец.
Апостол отвечал:
– В жизни своей ты не можешь увидать дворца сего, но когда отойдешь из сей жизни, тогда увидишь и, с радостью поселившись в нем, будешь жить там вечно.
Царь, думая, что он смеется над ним, весьма оскорбился и повелел бросить его в темницу вместе с привезшим его купцом Аваном, где они должны были томиться в ожидании мучительной смертной казни: царь намеревался содрать с них живых кожу и сжечь их на костре. Когда они сидели в темнице, Аван стал упрекать Апостола:
– Ты, – говорил он, – обманул и меня, и царя, назвавшись искуснейшим строителем. И вот теперь ты истратил без пользы и царское золото, и жизнь мою погубил. Из-за тебя я страдаю и должен умереть лютою смертью: царь жесток и умертвит нас обоих.
Апостол же, утешая его, говорил:
– Не бойся, для нас не настало еще время умирать; мы будем живы и свободны, и царь почтит нас за те палаты, которые я устроил ему в царстве небесном.
В ту же самую ночь царский брат заболел и послал сказать царю:
– Из-за твоей скорби и я также стал тосковать и от сей тоски впал в болезнь, от которой теперь умираю.
Немедленно вслед за сим брат царя действительно умер. Царь, забыв прежнее свое огорчение, впал в новую скорбь и неутешно рыдал о смерти своего брата. Ангел же Божий, взяв душу умершего, вознес ее в небесные обители и, обходя тамошние селения, показывал ей многочисленные великолепные и блестящие палаты, между коими одна была так прекрасна и блестяща, что ее красоты и описать невозможно. И спросил ангел душу:
– В какой из всех палат тебе более угодно жить?
Она же, взирая на ту прекраснейшую палату, сказала:
– Если бы мне было позволено пребывать хотя бы в углу той палаты, то мне ничего бы больше не было нужно.
Ангел сказал ей:
– Ты не можешь жить в сей палате, ибо она принадлежит твоему брату, на золото которого построил ее известный тебе пришлец Фома.
И сказала душа:
– Прошу тебя, господин, отпусти меня к брату, и я куплю у него сию палату, ибо он еще не знает красоты ее – и потом, купив ее, я снова возвращусь сюда.
Тогда ангел возвратил душу в тело, и умерший тотчас ожил и, как бы пробудившись от сна, спрашивал окружавших его о брате, и молил, чтобы царь поскорее пришел к нему. Царь, услышав, что брат его ожил, весьма обрадовался и поспешил к нему, и, увидав его живым, сделался еще радостнее. Воскресший же начал говорить ему:
– Я уверен, царь, что ты любишь меня, как своего брата; знаю, что ты безутешно плакал обо мне и, если бы можно было освободить меня от смерти, то отдал бы за то даже до полцарства своего.
Царь отвечал:
– Да, это совершенная правда.
– Если ты так любишь меня, – сказал на это брат царя,– то прошу у тебя одного дара – не откажи мне в нем.
Царь отвечал:
– Все, чем я владею в государстве моем – все даю тебе, любимому моему брату, – и клятвою подтвердил свое обещание. Тогда воскресший брат сказал:
– Дай мне палату твою, которую ты имеешь на небесах, и возьми за нее все мое богатство.
Царь, услышав такие слова, пришел в смущение и молчал, как бы потеряв способность говорить. Потом он сказал:
– Откуда у меня на небесах может быть палата?
– Воистину, – отвечал брат царя, – на небесах есть такая палата, о которой ты не знаешь и какой ты никогда не видал во всей поднебесной. Ее построил тебе Фома, которого ты держишь в темнице; я видел ее и дивился ее несказанной красоте и просил поместить меня хотя в одном углу ее, но это мне не было дозволено; ибо водивший меня ангел сказал: нельзя тебе жить в ней, потому, что это палата брата твоего, которую построил известный тебе Фома. Я просил ангела, чтобы он отпустил меня к тебе, чтобы купить у тебя ту палату. Итак, если ты любишь меня, отдай ее мне и возьми вместо нее все мое имение. Тогда царь возрадовался о возвращении брата к жизни и о палате, построенной ему на небесах. И сказал он воскресшему брату:
– Возлюбленный брат! Я клялся не отказать тебе ни в чем, что на земле мне подвластно, а той палаты, которая находится на небе, я тебе не обещал. Но если хочешь, то мы имеем зодчего, который может построить такую же палату и тебе.
Сказав сие, царь тотчас послал в темницу слуг, чтобы вывести оттуда святого Фому вместе с приведшим его купцом Аваном. Когда они явились к царю, сей последний поспешил на встречу к Апостолу и пал ему в ноги, прося у него прощения за свой грех против него, содеянный им по неведению. Апостол же, возблагодарив Бога, начал учить обоих братьев вере в Господа нашего Иисуса Христа, – и они, умиляясь душою, принимали с любовию слова его. Вскоре затем он крестил их и научил их жить по-христиански, а братья многочисленными милостынями своими создали себе вечные обители на небесах. Пробыв с ними несколько времени и утвердив их в святой вере, Апостол пошел в другие окрестные города и селения, подвизаясь в деле спасения душ человеческих.


**из «Жития святых» (Димитрий Ростовский) 6 Октября.